Пока без коментариев

Про демократию (тестовая притча)

На краю Земли, в конкретно — в левом нижнем углу — жили-были пятеро счастливых людей. У каждого из них был свой дом и хозяйство, а стояли эти дома рядышком, образуя небольшой поселок. Весело было решать трудности сообща и сообща же радоваться приятным моментам. А однажды, некоторые из этих счастливых людей, а конкретно — четверо — придумали, как стать ещё чуточку счастливее.

Собрались они поутру, проголосовали полегитимнее и приняли законное решение, о том, что дом и хозяйство пятого теперь вскладчину принадлежит этим четверым. А чтобы пятый не огорчался и не слонялся по улице попусту, они его осторожно уронили с края вниз. Как бы нечаянно. Там, возле угла, выемка была удобная. Известно ведь, что если в притче есть выемка, то в неё обязательно кого-нибудь уронят. Закон жанра.

Получилось так, что раньше в деревне жить было просто хорошо, а теперь совсем всё наладилось. Совсем, но не окончательно. Совершенство — забавная штуковина. Слепит, зараза такая, и манит своей недостижимостью. Деться некуда, игнорировать невозможно.

И вот, трое из оставшихся проснулись как-то раз пораньше и пошли голосовать. А что, дело знакомое. Один раз уже срабатывало. И на этот раз у них тоже всё получилось. Того, четвертого, даже не пришлось с края сбрасывать, так что обошлось без ненужных жертв и трагедий. Сам прыгнул, народ ни при чем.

Положительный эффект от второго этапа судьбоносных реформ превзошел все ожидания. Несмотря на частые и обильные застолья, а также закон о том, что каждому теперь полагается в обед четыре бесплатных свежих огурца, экономической выгоды хватило на целых два месяца. Жители даже как-то расслабились и привыкли вставать попозже. Но личные привычки, вкупе с персональным комфортом, это хорошо, конечно. Однако, и о стране подумать надобно.

А потому, пара самых сознательных жителей всё же выбрала утро для раннего совещания и приняла решение, аналогичное предыдущим. Ещё бы, ведь данный метод уже зарекомендовал себя как наилучший и, можно сказать, был освящен традицией. Правда, пришлось с третьим повозиться, очень уж он упрашивал оставить его жить на улице, в качестве народного дворника. Ему даже поначалу пообещали эту почетную должность, но потом всё же вынесли. Ноги у него длинные были слишком, ну кому охота по ночам спотыкаться?

После этих событий в деревне довольно долгое время всё было очень хорошо до такой степени, что многим бы народам поучиться строить у себя подобного рода благолепие. Но хорошее когда-нибудь обязательно кончается, особенно, если старое хорошое тратить, а нового не докладывать. Эти же умудренные мужи докладывать не умели, потому что приспособились, главным образом, голосовать.

Вот таким образом, долго ли, коротко, но настал в поселении политический кризис. Большинство собрать было уже никак невозможно, голоса уважаемых сенаторов почему-то постоянно делились ровно поровну за каждый из противоположных вариантов развития событий. Ни конца, ни края не было видно дебатам, двоица даже слегка приуныла, но потом придумала воевать.

А воевать — оно, конечно, трудно. Неприятно, опять же. Кроме того, иногда это больно и даже опасно. Но есть и плюсы — по сравнению с прочими историческими процессами, воевать — это очень быстро. Раз-два и решили вопрос. Потом сполоснул выемку и можно дальше жить.

Жизнь, кстати, после этого настала неописуемо прекрасная. Да и описывать её было незачем, ведь некому было ни слушать ни читать. А главное, всенародно избранному победителю больше ни разу не пришлось вставать рано утром, ведь голосования уже были ни к чему, ибо общество достигло вершины своего социального развития. Счастье и благолепие разливались по тихой опустешей улочке, заглядывали в окна дома и стелились по крыльцу.

Однажды утром, избранный перевернулся во сне на другой бок, улыбнулся чему-то своему и, пребывая в отличном расположении духа, помер с голоду.

Пример этой деревни многим пришелся по вкусу. После раскопок и тщательного изучения решили люди внедрять данный метод и на своих землях. С тех пор так и повелось, что у кого уже учредилась демократия, тот и счастлив, а кого пока нет — к тому скоро придут. А потому что нельзя счастью противиться. Нехорошо это и не по-соседски. Если что, вон выемка неподалеку.

 

Оригинал >>

0 0 голоса
Рейтинг статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии