Про звуковую атаку и принцип ненападения

Если вам показалось, что в последнее время я публикую слишком много около-либертарианских постов, то это правда. Но это не значит, что у меня сменилась парадигма ведения дневника. Просто в моем плане постов накопилось довольно много соответствующих тем и я решил несколько уменьшить их количество.

То, о чем я хотел побеседовать сегодня, представляет из себя пример противоречия между моими убеждениями и общепринятым мнением земных либертарианцев по одному частному вопросу. При этом, в данном случае, речь идет о весьма далеких следствиях из непосредственно убеждений и принципов, а потому проследить истинную причину различия во взглядах мне не удалось. Надеюсь, данная запись поможет пролить свет и на эту проблему.

Речь идет об отношении к шуму, проникающему в ваше жилище с улицы. Общепринятый этатистский подход тут не блещет оригинальностью. В большинстве государств имеются особые законы, регулирующие допустимый уровень шума с учетом времени суток, дня недели, а также особых обстоятельств. В РФ, например, нельзя шуметь в ночное время, есть дополнительные ограничения для выходных и праздничных дней, однако в законе прописаны также исключения. Например, для массовых, одобренных властями мероприятий. А потому считается, что ваш сосед, призывающий за стенкой дьявола в 23:15 нарушает ваш покой, а соседняя церковь, звонящая во все колокола в 2 часа ночи — нет. Потому что сосед справляет религиозный ритуал по частной инициативе, а церковь музыкально сопровождает одобряемый правительством крестный ход.

Но это всё не очень интересно, хотя бы потому, что земные законодательства если и производят нечто логичное, то, в основном, совершенно случайно, в редкие моменты совпадений между представлениями правителей и разумным анализом ситуации. Однако, существует общепринятая либертарианская точка зрения, и вот с ней я не могу согласиться. Она заключается в том, что, поскольку право свободы слова абсолютно, то кто угодно, когда угодно и при помощи каких угодно вспомогательных устройств имеет право производить шум в любое время. Если же этот шум проникает в чужие жилища, то инициатор шума может про такую подробность не беспокоиться. А жители домов, которым что-то не нравится, могли бы озадачиться установкой хороших стеклопакетов или переездом в более тихий район.

Логика в данном подходе есть. Это рассуждение берет начало от принципа ненападения, через его следствие, гласящее, что каждый волен как угодно распоряжаться своей собственностью. А поскольку частным случаем собственности человека является он сам, то пускай как угодно распоряжается собственной глоткой. Применив же аргумент Локка мы распространим этот подход на звукоусиливающую аппаратуру, музыкальные инструменты и что угодно ещё.

Однако, все эти аргументы имеют в своей основе ненападение, которое прямо запрещает распоряжаться своим кулаком таким образом, чтобы он угодил кому-то в глаз. Лично я считаю, что произведение сильного шума по ночам является частным случаем атаки на чужую собственность. Давайте я попробую рассказать, на чем основано мое мнение, чтобы дать материал для его опровержения и обоснования своего.

Я предлагаю провести небольшую серию мысленных экспериментов, объединенных общим антуражем. Представьте себе два граничащих между собой земельных участка небольшого размера. Пусть на каждом из них стоит дом, а доме живет по одному человеку. Сосед справа в нашем примере будет представителем контрольной группы и единственным поступком, им предпринимаемым, будут ежедневные попытки днем спокойно жить, а ночью спокойно же спать. Соседа же слева вообразим более инициативным и изобретательным.

В первый день эксперимента соседу слева захотелось поиграть в реконструкцию. Он решил выбрать антураж средневековых войн и за короткий срок соорудил в своем дворе точную копию осадной мортиры XVI века. Набрав на обочине подходящих валунов, он произвел испытания и был весьма доволен результатом: мортира стреляла сильно и метко, а производимые разрушения были весьма впечатляющими. Часть камней попала на соседний участок, разломала там яблоню, убила собаку и усовершенствовала модель соседской крыши путем придания оной дополнительных вентиляционных отверстий.

Однако, жаждущий спокойной жизни потерпевший не смог оценить творческого порыва. Он потребовал компенсации за порчу собственности. Оплатить предстояло счет, состоящий из: стоимости ремонта крыши, стоимости выращивания новой яблони на месте испорченной (включая стоимость рабочего времени самого соседа, необходимого для ухода), также стоимости покупки и воспитания новой собаки и компенсации морального ущерба. Последний пункт имел несколько подзаголовков и включал в себя ущерб, связанный со смертью домашнего питомца, испытанным дискомфортом от нахождения под обстрелом и нарушенными планами на вечер. Потому что спать под огнем артиллерии весьма непросто, а человек из правой стороны нашего примера планировал уделить время именно этому своему хобби.

Вроде бы, в этом случае всё понятно. Была произведена атака, следовательно агрессор обязан компенсировать весь причиненный ущерб. Принцип ненападения тут работает очевидным образом. Но что же было дальше? А дальше сосед слева решил учесть финансовые уроки злой судьбы и сменить тематику своих игр.

Для следующей реконструкции он выбрал антураж научной фантастики начала прошлого века. Собрать гиперболоид ему не удалось, из-за санитарного дня на радио-рынке, а потому он решил ограничиться акустической пушкой. Если что, я понятия не имею, как она работает, в отличии от своего персонажа — он-то продумал конструкцию во всех деталях, к нему и вопросы. Я лишь знаю, что это устройство производило звуковые колебания достаточной мощности, чтобы у соседа справа вылетели стекла в доме, завял фикус, а также произошел острый приступ бессоницы. И попугайчик ещё сдох, такая вот выдалась у человека неделя.

Придя к своему изобретательному другу с новым счетом, пострадавший наткнулся на стену непонимания и ворох возражений. Реконструктор уверял, что всего лишь пользовался своей свободой слова, и не его вина, что слова могут так сильно ранить. Да, право высказываться он делегировал машине, но она никого не атаковала, а просто у неё такой диалект и такая вот сила голоса. Если же её речи произвели некое физическое воздействие, то тут тоже нету ничего необычного. Звук, позволит он себе заметить, есть физический процесс сам по себе, и если кто-то желает ограничить других в праве совершения акустических колебаний, то пускай затыкает окружающим рты и насильно обувает их в мягкие тапки.

Мне описывать эксперимент третьего дня, когда левый сосед реконструировал ночные посиделки на бардовском фестивале, или противоречие уже стало очевидным? Резюмирую: на мой взгляд, разновидностью атаки является любое несанкционированное воздействие на чужую собственность. А свобода слова ничем не отличается от свободы возводить мортиры на своей земле. Вам нужно только проследить, чтобы валуны не вредили другим людям, чтобы оставаться в своем праве. И высказываться тоже можно как угодно, если воздействие вашего голоса не распространяется на чужие владения. В моих, если что, окно всегда открыто. Я духоты не выношу.

 

Оригинал >>